Видно ли на флюорографии рак молочной железы

Можно ли при флюорографии определить рак молочной железы

Видно ли на флюорографии рак молочной железы

Правила ухода за больными, вынужденными постоянно находиться в кровати, имеют свои особенности и их нужно обязательно знать.

источник

Флюорография – исследование, с помощью которого диагностируется состояние органов дыхания. Чаще всего этот метод применяют для выявления туберкулеза, но в некоторых случаях такая диагностика помогает обнаружить рак легких. Флюорография проводится ежегодно, но при наличии каких-либо изменений в легких ее проходят дважды в год.

Молодые мамы знают, что обследование легких назначается в обязательном порядке перед выпиской из роддома. Если женщина контактировала с туберкулезным больным в течение полугода, или у близких родственников проба Манту положительна, флюорография показана даже в том случае, если она кормит грудью.

Можно ли проводить такое обследование в период лактации? Нужно ли сцеживать молоко после диагностики? Можно ли сразу кормить грудью малыша после флюорографии? Этими вопросами задаются многие женщины, которым предстоит пройти исследование.

На данный момент в медицине используются два метода флюорографического обследования: цифровой и пленочный. В первом случае проводится сканирование грудной клетки веерообразным рентгеновским пучком, и доза излучения гораздо меньше.

При пленочном методе используется матрица, которая показывает изображение на флуоресцентном экране. Этот метод не позволяет регулировать дозу облучения.

При возможности кормящей женщине предпочтительно делать флюорографию с помощью цифрового аппарата.

Современные программы, применяемые в цифровых технологиях, позволяют увеличивать изображение, что помогает делать исследование более качественным.

Снимки можно распечатывать в том количестве, сколько нужно врачам, и нет необходимости в повторных процедурах. Цифровая пленка более информативна и увеличивает число выявлений заболевания легких на 15%.

Именно поэтому, женщине, которой необходимо делать флюорографию при лактации, следует отдать предпочтение такой методике.

Поскольку при флюорографии используется радиоактивное излучение, переживание женщин конечно обосновано, ведь речь идет о здоровье маленького ребенка.

Несмотря на то, что дозы облучения минимальны, некоторые специалисты считают, что при возможности рентгенологическое исследование делать не следует. Другие ученые убеждены, что такая малая доза облучения не способна повлиять на состояние здоровья малыша.

Большинство врачей считают, что при наличии строгих показаний и имеющейся необходимости флюорографию делать при лактации все-таки нужно.

Если женщине при лактации назначено флюорографическое исследование, в особой подготовке необходимости нет. На данный момент существуют данные, которые показывают, что качество и свойство грудного молока после диагностики с использованием рентген-метода не изменяются. Именно поэтому сцеживаться и запасаться смесями или своим же молоком нет смысла.

Можно ли кормить малыша сразу после обследования? Некоторые женщины после флюорографии предлагают малышу бутылочку с молоком или смесью. К сожалению, даже однократное кормление таким способом может привести к отказу ребенка от груди. Это возможно особенно при становлении процесса лактации.

После родов обычно в первые дни молодой матери назначается обследование легких с целью выявления туберкулеза. Далеко не все знают, что от флюорографии можно отказаться, и такая диагностика является добровольной.

Если молодая мама не хочет делать обследование легких, она должна письменно отказаться от данной процедуры. Этот документ прикрепляется к карте.

На выписку отказ повлиять никак не может: если причин нет задерживать женщину в стационаре, ее обязательно выпишут.

В некоторых случаях молодым мамам бывает показан рентген с использованием контрастного вещества. В таком случае о необходимости временного прекращения лактации следует узнать у лечащего врача. Производитель препаратов всегда указывает на противопоказания.

Чаще всего рентгенологи говорят о том, что вскармливать малыша сразу после обследования нельзя, и контрастное вещество должно быть выведено из организма полностью. Некоторые специалисты убеждены, что такие препараты не оказывают влияние на грудного ребенка, и нет надобности прерывать процесс лактации на сутки.

Обычно при подобных исследованиях применяют вещества на основе йода или гадопентетовой кислоты.

Йодсодержащие вещества используются в компьютерной томографии, при их введении частицы йода находятся в связанном виде и распадаются в течение часа, что говорит о том, что опасности такая диагностика при лактации не вызывает.

Гадопентетовая кислота используется в магнитно-резонансной томографии, выводится из организма через 6 часов. Проникновение в материнское молоко очень мало, поэтому отказываться от кормления не обязательно. От такой низкой дозировки вещества побочные эффекты у грудничков не возникают.

Если же молодая мама все же решила прервать вскармливание после МРТ с контрастным веществом, достаточно делать перерыв на 1-6 часов. За этот период препарат будет выведен из организма.

На данном этапе флюорографический метод помогает выявить рак легких. Такая диагностика оказывает неоспоримую помощь при онкологических заболеваниях на ранних стадиях, когда шанс спасти пациенту жизнь очень велик. По сравнению с рентгеноскопией и компьютерной томографией доза облучения при флюорографическом исследовании гораздо меньше.

Конечно, далеко не всегда такой метод способен показать рак, поскольку новообразование может находиться в глубоких тканях. Рак легких может быть определен с помощью флюорографии в том случае, когда опухоль расположена рядом с крупным бронхом.

Если рентгенолог заподозрил рак легких, а также у пациента есть определенные симптомы, указывающие на развитие злокачественного процесса, требуется обязательная консультация у онколога.

Провоцировать рак легких могут следующие факторы:

  • курение;
  • наследственность;
  • заболевания органов дыхания;
  • плохая экология.

Как правило, флюорография используется для диагностирования состояния легких. Такой метод в некоторых случаях позволяет выявить рак органов дыхания. К сожалению, определить рак молочной железы, используя аппарат для флюорографии, очень сложно.

Можно лишь увидеть, что есть некоторые изменения грудной железы. Поэтому при подозрениях на онкологический процесс в груди делать флюорографию нет смысла. При появлении признаков новообразования в молочных железах, следует обратиться к маммологу.

Рак диагностируется с помощью КТ, маммографа, ультразвука и биопсии.

При подведении итогов следует сделать акцент на некоторых фактах:

  1. Флюорографическое исследование является быстрым методом выявления туберкулеза и даже рака легких.
  2. Облучение минимально и не влияет на качество молока, поэтому по окончании обследования малыша можно вскармливать. Нет необходимости делать запас грудного молока или использовать бутылочку.
  3. В роддоме флюорография проводится по желанию, и молодая мама имеет право отказаться от такой диагностики, написав расписку.
  4. Если требуется обследование с контрастным веществом, лактацию можно продолжить уже через час с момента введения препарата.
  5. Флюорография не используется для выявления злокачественного заболевания грудных желез. С помощью этой диагностики есть возможность определить опухоль в легких.

источник

В конце прошлого года семья Шкред потеряла близкого человека. Родственники до сих пор не могут прийти в себя: настолько молниеносно рак поглотил жизнь 60-летнего борисовчанина.

Еще в июле он успешно прошел флюорографию, в августе — ежегодный профосмотр, а в ноябре ему поставили диагноз — рак легкого 4-й степени с метастазами в позвоночник и печень.

Сын умершего Александр не понимает, как врачи могли пропустить болезнь в настолько запущенной стадии, и выражает сомнения в эффективности наших профосмотров.

Фото с сайта onco.me

О коварности онкологических заболеваний в последнее время говорится немало. Но даже зная об этом, тяжело соотнести два документа с разницей менее чем в полгода: августовская медицинская справка с пометкой «К работе допущен» и свидетельство о смерти, выданное в декабре.

— Я понимаю, что воскресить моего отца уже невозможно, но то, что случилось с ним, может произойти с любым из нас, — говорит Александр Шкред. — Для чего мы тогда проходим ежегодно флюорографию, если она либо ничего не показывает, либо на ней ничего не могут (не хотят) увидеть?

По словам родственников, Сергей Николаевич Шкред последние 9 лет работал на городском молочном заводе Борисова и ежегодно проходил медицинскую комиссию. Последний рентген он сделал в конце июля — тогда, по заключению доктора, все было в порядке.

В октябре мужчина начал жаловаться на боль в боку. Обратился в поликлинику, врач выписала ему обезболивающие лекарства. Первоначально был поставлен диагноз «торакалгия» (межреберная невралгия).

Когда пациента осмотрели более внимательно, послушали легкое и сделали снимок, направили с подозрением на пневмонию в больницу.

И уже через 2 недели медики дали направление в онкологический центр в Боровлянах, где родственники услышали неутешительный диагноз.

— Я задал вопрос онкологу, как можно пройти флюорографию и медкомиссию и не обнаружить онкологию на такой стадии? Мне ответили: на снимке тень сердца, не смогли увидеть.

Я им говорю: а вам самим не страшно проходить обследования? Здесь вопрос такой: либо это некомпетентный человек делал флюорографию, а потом ее рассматривал, либо аппаратура ничего не дает.

К тому же, если терапевт проводил общий осмотр пациента, как можно не услышать, что легкое не работает? Почему не брали анализ крови?

Помимо профосмотров на работе, признает Александр, его отец редко бывал у врачей. В 2013 году в последний раз проверялся по поводу перелома ребра, а в остальном — полагался на медкомиссию. Курил. Сигареты в последнее время «шли плохо», часто кашлял, но флюорография успокаивала. На самочувствие особенно не жаловался.

После того как в семье узнали о диагнозе, бывшая супруга пациента сходила в поликлинику и забрала его карточку. Медперсонал неоднократно заходил к ним домой с просьбой вернуть документ, рассказывает Александр.

— Началась фактически охота за медицинской карточкой отца. Я не выдержал, поехал в отделение милиции и написал заявление о случае преступной халатности.

Заявление принимать не хотели, мотивировали тем, что у меня нет медицинского образования и онкология так и должна развиваться.

Примерно через месяц меня вызвал следователь для беседы, а еще через неделю или около того пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Сейчас карточка находится у следователя.

Собеседник подчеркивает, что не имеет претензий к большинству медиков. Напротив, врачам скорой, которые приезжали на вызовы к его отцу, он даже писал благодарность — настолько компетентными, порядочными и человечными людьми они оказались. Но случай с диагностикой рака поверг Александра в шок.

— Почему врачи не несут никакой ответственности? Некомпетентный бухгалтер сядет в тюрьму, если он нанес материальный ущерб фирме, почему же некомпетентный врач не несет никакой ответственности? — задается вопросом собеседник.

Как следует из документов, Борисовский районный отдел Следственного комитета Беларуси отказал заявителю в возбуждении уголовного дела, поскольку «в чьем-либо деянии отсутствует состав преступления».

При этом следователями было установлено, что за несколько месяцев до постановки диагноза врач-рентгенолог не обнаружила на снимке легкого и сердца видимой патологии.

В ходе профосмотра пациент сдал общий и биохимический анализ крови, жалоб не высказывал.

В управлении здравоохранения Миноблисполкома было назначено служебное расследование, говорится в постановлении СК.

TUT.BY удалось выяснить, что служебное расследование на сегодняшний момент благополучно завершено. Но его результаты в управлении здравоохранения журналисту озвучить отказались, сославшись на врачебную тайну.

Сыну умершего Александру Шкреду заключение комиссии без письменного запроса также не предоставили. Устно пояснили, что комиссия врачей на июльском снимке не нашла отклонений.

Лишь специально приглашенный врач-онколог разглядел некую патологию, которая к раку не имеет отношения, передает слова медиков собеседник.

— Комиссия, насколько я понял, в основном акцентировала внимание на снимке, поскольку все анализы для профосмотра регламентируются приказом Минздрава. В итоге все свели к тому, что это очень агрессивная форма рака.

То есть за три месяца заболевание развилось так, что человека убило… Не знаю, если честно, не верится… В октябре отец уже чувствовал боль, то есть метастазы были.

И вот вопрос: могут ли метастазы развиться так быстро, что за пару месяцев начинают причинять боль?

В Беларуси от рака легких в течение первого года после выявления болезни умирают 53% пациентов, рассказал TUT.

BY заведующий торакальным отделением РНПЦ онкологии и медицинской радиологии, доктор медицинских наук, доцент Виктор Малькевич.

По этому показателю мы находимся на одном уровне с США, Великобританией и другими развитыми странами. То есть некоторые формы рака легких действительно очень агрессивны, пояснил специалист.

Источник: https://sklad-kotlov.ru/rak-molochnoy-zhelezy/mozhno-li-pri-flyuorografii-opredelit-rak-molochnoy-zhelezy/

Прошел медкомиссию и рентген, а через 3 месяца умер от рака. Родные:

Видно ли на флюорографии рак молочной железы

В конце прошлого года семья Шкред потеряла близкого человека. Родственники до сих пор не могут прийти в себя: настолько молниеносно рак поглотил жизнь 60-летнего борисовчанина.

Еще в июле он успешно прошел флюорографию, в августе — ежегодный профосмотр, а в ноябре ему поставили диагноз — рак легкого 4-й степени с метастазами в позвоночник и печень.

Сын умершего Александр не понимает, как врачи могли пропустить болезнь в настолько запущенной стадии, и выражает сомнения в эффективности наших профосмотров.

Фото с сайта onco.me

Из здорового человека — в смертельно больного за 3 месяца?

О коварности онкологических заболеваний в последнее время говорится немало. Но даже зная об этом, тяжело соотнести два документа с разницей менее чем в полгода: августовская медицинская справка с пометкой «К работе допущен» и свидетельство о смерти, выданное в декабре.

— Я понимаю, что воскресить моего отца уже невозможно, но то, что случилось с ним, может произойти с любым из нас, — говорит Александр Шкред. — Для чего мы тогда проходим ежегодно флюорографию, если она либо ничего не показывает, либо на ней ничего не могут (не хотят) увидеть?

По словам родственников, Сергей Николаевич Шкред последние 9 лет работал на городском молочном заводе Борисова и ежегодно проходил медицинскую комиссию. Последний рентген он сделал в конце июля — тогда, по заключению доктора, все было в порядке.

В октябре мужчина начал жаловаться на боль в боку. Обратился в поликлинику, врач выписала ему обезболивающие лекарства. Первоначально был поставлен диагноз «торакалгия» (межреберная невралгия).

Когда пациента осмотрели более внимательно, послушали легкое и сделали снимок, направили с подозрением на пневмонию в больницу.

И уже через 2 недели медики дали направление в онкологический центр в Боровлянах, где родственники услышали неутешительный диагноз.

— Я задал вопрос онкологу, как можно пройти флюорографию и медкомиссию и не обнаружить онкологию на такой стадии? Мне ответили: на снимке тень сердца, не смогли увидеть.

Я им говорю: а вам самим не страшно проходить обследования? Здесь вопрос такой: либо это некомпетентный человек делал флюорографию, а потом ее рассматривал, либо аппаратура ничего не дает.

К тому же, если терапевт проводил общий осмотр пациента, как можно не услышать, что легкое не работает? Почему не брали анализ крови?

Сигареты «шли плохо», но флюорография успокаивала

Помимо профосмотров на работе, признает Александр, его отец редко бывал у врачей. В 2013 году в последний раз проверялся по поводу перелома ребра, а в остальном — полагался на медкомиссию. Курил. Сигареты в последнее время «шли плохо», часто кашлял, но флюорография успокаивала. На самочувствие особенно не жаловался.

После того как в семье узнали о диагнозе, бывшая супруга пациента сходила в поликлинику и забрала его карточку. Медперсонал неоднократно заходил к ним домой с просьбой вернуть документ, рассказывает Александр.

— Началась фактически охота за медицинской карточкой отца. Я не выдержал, поехал в отделение милиции и написал заявление о случае преступной халатности.

Заявление принимать не хотели, мотивировали тем, что у меня нет медицинского образования и онкология так и должна развиваться.

Примерно через месяц меня вызвал следователь для беседы, а еще через неделю или около того пришел отказ в возбуждении уголовного дела. Сейчас карточка находится у следователя.

Собеседник подчеркивает, что не имеет претензий к большинству медиков. Напротив, врачам скорой, которые приезжали на вызовы к его отцу, он даже писал благодарность — настолько компетентными, порядочными и человечными людьми они оказались. Но случай с диагностикой рака поверг Александра в шок.

— Почему врачи не несут никакой ответственности? Некомпетентный бухгалтер сядет в тюрьму, если он нанес материальный ущерб фирме, почему же некомпетентный врач не несет никакой ответственности? — задается вопросом собеседник.

Комиссия провела служебное расследование

Как следует из документов, Борисовский районный отдел Следственного комитета Беларуси отказал заявителю в возбуждении уголовного дела, поскольку «в чьем-либо деянии отсутствует состав преступления».

При этом следователями было установлено, что за несколько месяцев до постановки диагноза врач-рентгенолог не обнаружила на снимке легкого и сердца видимой патологии.

В ходе профосмотра пациент сдал общий и биохимический анализ крови, жалоб не высказывал.

В управлении здравоохранения Миноблисполкома было назначено служебное расследование, говорится в постановлении СК.

TUT.BY удалось выяснить, что служебное расследование на сегодняшний момент благополучно завершено. Но его результаты в управлении здравоохранения журналисту озвучить отказались, сославшись на врачебную тайну.

Сыну умершего Александру Шкреду заключение комиссии без письменного запроса также не предоставили. Устно пояснили, что комиссия врачей на июльском снимке не нашла отклонений.

Лишь специально приглашенный врач-онколог разглядел некую патологию, которая к раку не имеет отношения, передает слова медиков собеседник.

— Комиссия, насколько я понял, в основном акцентировала внимание на снимке, поскольку все анализы для профосмотра регламентируются приказом Минздрава. В итоге все свели к тому, что это очень агрессивная форма рака.

То есть за три месяца заболевание развилось так, что человека убило… Не знаю, если честно, не верится… В октябре отец уже чувствовал боль, то есть метастазы были.

И вот вопрос: могут ли метастазы развиться так быстро, что за пару месяцев начинают причинять боль?

Медики: рак легких иногда долго не проявляет себя

В Беларуси от рака легких в течение первого года после выявления болезни умирают 53% пациентов, рассказал TUT.

BY заведующий торакальным отделением РНПЦ онкологии и медицинской радиологии, доктор медицинских наук, доцент Виктор Малькевич.

По этому показателю мы находимся на одном уровне с США, Великобританией и другими развитыми странами. То есть некоторые формы рака легких действительно очень агрессивны, пояснил специалист.

Источник: https://news.tut.by/society/482153.html

Проходила флюорографию, а рак нашли на последней стадии. История минчанки c диагнозом «рак легких» | Газета Слонімская

Видно ли на флюорографии рак молочной железы

Минчанке Ирине Д. 59 лет и у нее последняя, IV стадия рака верхнедолевого бронха с множественными метастазами в обоих легких.

Метастазы — это процесс, когда опухоль распространяется на другие органы и ткани и там возникают новые очаги болезни. Свой диагноз она узнала осенью прошлого года, хотя летом проходила в поликлинике флюорографию.

И она показала, что все в порядке. Ирина задается вопросом: как такое возможно?

«Когда сказали про хоспис, я даже не поняла, как это, я что — умираю?»
Историю Ирины Д. журналистам рассказала ее дочь Анна. Это она написала письмо в редакцию. Сегодня мы сидим дома у Ирины, она не может сдержать слез: трудно поверить, что в одно мгновение жизнь разделилась на периоды «до» и «после» диагноза.

Ирина работала в торговле, когда вышла на пенсию, подрабатывала в кафе на кухне: чистила овощи, мыла посуду. Женщина не скрывает, что 30 лет курила.

— Раз в год мы проходили медосмотр, и в июле я делала флюорографию в своей поликлинике. Все было в порядке.

Она показывает две флюорографии: одну за 2017 год, вторую — за 19 июля 2018-го. В последней указано, что легочные поля чистые, корни структурны, синусы свободны.

— В середине августа у меня начались слабость, боли в груди, кашель. Если раньше ходила пешком на работу и с работы, то уже старалась где-то подъехать. Я лечилась народными средствами.

5 сентября пошла к участковому терапевту, меня послушали, назначили антибиотики, я их пропила, но состояние не улучшилось, хотя анализы были хорошие.

Я думала, что, может, в груди болит из-за того, что надорвалась на работе, и уточнила, можно ли сделать снимок. На что мне сказали, что последняя флюорография была хорошей.

Ирина рассказывает, что через некоторое время, так как боль не уходила и она практически перестала спать по ночам, обратилась уже к невропатологу.

— Думала, что, может, невропатолог даст мне направление на рентген. Но он сказал, что таких направлений не дает. Я плохо спала, поэтому мне назначили снотворное и специальную мазь, которой я мазала грудину.

В начале октября Ирина пошла уже к хирургу — подумала, может у него получит направление на рентген.

— У меня была сильная боль в груди, и я попросила сделать снимок. Врач дала направление. Мне сделали рентген и сразу же вызвали скорую, отвезли в 9-ю больницу с воспалением легких.

В больнице Ирину лечили в пульмонологическом отделении.

— Там мне сделали компьютерную томографию и биопсию из бронхов. Если честно, я даже стала поправляться, бодренькая была.

После лечения Ирине назначили консультацию в Минском городском онкологическом диспансере. Там она и услышала свой диагноз — рак.

— Врач в Минском онкодиспансере сказал, что «это» у меня может быть уже давно. При этом я еще ездила в тубдиспансер, где смотрели мои флюорографии. Там врачи говорили, что процесс мог быть еще в 2017 году.

По словам Ирины, примерно неделю она ждала начала химиотерапии. В это время ее состояние ухудшалось.

— Я ничего не ела, была сильная рвота и одышка. По квартире было тяжело пройти даже до туалета. Мы вызвали скорую, врачи приехали, но просто выслушали жалобы. Через некоторое время мы снова вызвали скорую. Медики вкололи мне сильное обезболивающее, противорвотное. Полегчало. Но когда действие лекарств закончилось, все началось снова, и мы опять вызвали скорую.

Анна, дочь Ирины, говорит, что лечащий врач объяснил, что рак прогрессирует. В такой ситуации можно обратиться в хоспис, что они и сделали. В хосписе выписали бесплатные обезболивающие препараты.

— Мама как-то сказала, что она ничего не ест, а брюки при этом застегнуть не может, потому что ощущение, что растет живот. Мы просто открыли google и написали вопрос, что это может значить.

Оказалось, что в таком случае в организме может скапливаться жидкость, которая сильно давит на другие органы, дает одышку, рвоту. Мы снова вызвали скорую, сделав акцент на эти симптомы, и маму забрали в 5-ю городскую больницу.

Там ей вывели жидкость из организма: сделали прокол со спины и вывели 900 мл и возле сердца из мешочка вывели еще 750 мл.

Когда началась химиотерапия, Ирина стала себя чувствовать лучше.

— Знаете, за три месяца я прошла три больницы, реанимацию, а мне ведь до этого никогда в жизни даже капельницу не ставили. Когда мне сказали про хоспис, я даже не поняла, как это, я что — умираю? Я как будто в другой мир попала. Сейчас я все время думаю, что было бы, если бы в поликлинике мне дали направление на рентген сразу, как я попросила? Не знаю, изменилось бы что-то?

В 7-й городской поликлинике Минска, к которой прикреплена Ирина, комментировать ее ситуацию отказались, сославшись на конфиденциальность персональных данных.

«Флюорография внедрялась как метод ранней диагностики туберкулеза, а не рака»
Так как получить какие-либо комментарии по ситуации Ирины в поликлинике не удалось, мы обратились к онкологам, чтобы они в целом рассказали о раке легких и его диагностике — без привязки к этой конкретной ситуации, так как они не знают историю болезни этой пациентки, гистологический тип опухоли, форму роста.

Возможно, эта общая информация сможет помочь другим пациентам обратить внимание на свое здоровье.

В целом рак легкого занимает одно из ведущих мест в структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями в мире. В Беларуси его существенно чаще выявляют у мужчин, чем у женщин. По данным статистического сборника «Здравоохранение в Республике Беларусь» в 2016 году в стране было примерно 46 пациентов с раком трахеи, бронхов и легкого на 100 тысяч населения.

Алексей Сарафанов, заведующий рентгенодиагностическим отделением Минского городского клинического онкодиспансера, объяснил, что флюорография не является методом диагностики рака. По ней у пациентов находят туберкулез.

— Флюорография была разработана в первую очередь для определения туберкулеза легких. Сейчас флюорограф цифровой, и все, что выводится, можно посмотреть на компьютере.

Снимок достаточно близкий к рентгенографии, но во время флюорографии изображение получается только в одной проекции. А есть некоторые структуры, например средостение (место в средней части грудной полости, где находятся сердце, аорта, бронхи. — Прим. TUT.

BY), и за ним тоже может быть опухоль, но она на флюорографии не будет видна. Такая специфика формирования изображения.

Фотография используется в качестве иллюстрации. Фото с сайта onco.me

По словам специалиста, на флюорографии тяжелее всего увидеть центральный рак. В эпикризе Ирины Д. также указано, что у нее именно центральный рак правого верхнедолевого бронха с множественными метастазами обоих легких.

— Центральный рак исходит из крупных бронхов, а тень крупных бронхов может прятаться за тенью сердца или накладываться на тень сердца на рентгенограмме и флюорограмме. Это от врачей не зависит, потому что у каждого метода диагностики есть свои достоинства и недостатки. На той же флюорографии периферический рак легких лучше виден, так как он расположен больше к периферии легких.

С другой стороны, рентген делает изображение в прямой и боковой проекции. Что не видно на прямой проекции, можно увидеть на боковой. Для медиков это увеличивает шансы обнаружить небольшие очаги опухоли в легких. Но все равно изображение не позволяет выявить все очаги. Лучше всего опухоль в легких показывает низкодозная компьютерная томография. Она может показать даже мелкие образования.

— Но даже если делать низкодозную компьютерную томографию раз в год, это тоже может не дать стопроцентную гарантию, что рак найдут на начальной стадии.

Например, исследование провели, опухоли не было, а через месяц-два она уже появилась. Такое тоже может быть, — рассказывает Алексей Сарафанов.

— Есть злокачественные опухоли, которые очень быстро развиваются, даже в течение трех-четырех месяцев. Такие опухоли могут за короткий срок дать метастазы в другие органы.

Как уменьшить количество случаев рака легких и снизить от него смертность?

Владимир Караник, главный врач Минского городского клинического онкологического диспансера. Дмитрий Брушко, TUT.BY

Владимир Караник, главный врач Минского городского клинического онкологического диспансера, говорит, что рак легкого — коварная болезнь. Скорость ее распространения зависит от агрессивности опухоли, гистологической формы и локализации.

Врач также рассказывает, что если опухоль локализуется позади сердца или в бронхе — флюорографией она не визуализируется. Это предел метода.

— Какие-то онкологические проблемы с помощью флюорографии врачи находят попутно. Согласно данным международных исследований, выполнение флюорографии раз в год или два раза в год не снижает риск смерти от рака легкого. Если опухоль локализуется в бронхе — этого на данном исследовании просто не видно.

И о ней можно косвенно судить только, когда нарушается вентиляция части легкого. Рентгенолог видит не опухоль, а то, что в часть легкого перестал поступать воздух, и опосредованно понимает, что там есть какие-то проблемы.

Но если опухоль не вызывает нарушения вентиляции и располагается за тенью сердца, то ее выявить невозможно, пока она не достигнет таких размеров, когда выйдет за тень сердца или пока не появятся отдаленные метастазы.

Владимир Караник не отрицает, что флюорография сегодня кому-то действительно спасает жизнь. Но это происходит только в случае удачного, если так можно сказать, расположения опухоли.

— Если опухоль локализуется в плащевом слое легкого, она четко видна, и рентгенолог ее тоже видит, и это позволяет более-менее рано ее выявить. Но флюорография — это не тот метод, который позволяет на 100% выявить рак легкого на ранней стадии. И здесь далеко не все зависит от квалификации врача.

Сегодня даже выполнение компьютерной томографии для скрининга рака легкого, по данным Всемирной организации здравоохранения, оправдано для мужчин в возрасте от 50 до 75 лет со стажем курения более 30 лет при условии, что они выкуривают больше пачки в день.

Нигде в мире компьютерную томографию для скрининга рака легкого у женщины не используют, учитывая дозу облучения и показатели соотношения пользы и вреда.

Владимир Караник приводит мировые данные и говорит, что сегодня ни одна программа скрининга рака легкого не сравнится по своей эффективности с отказом от курения. По данным Всемирной организации здравоохранения, «около 70% бремени рака легких может быть обусловлено одним лишь курением».

— Ни одна из программ скрининга не заменяет необходимость отказа от вредных привычек. Здоровье человека от 40 до 50% — это генетика, 40% — это образ жизни и 10−15% — медицина, — говорит Владимир Караник.

— Поэтому самый эффективный метод снижения риска смертности от рака легкого — это не ежегодная флюорография и низкодозная компьютерная томография, а отказ от вредных привычек.

Да, мы не в силах изменить свой генетический код, но более внимательно относиться к своему здоровью и оградить организм от многих нежелательных воздействий нам вполне по силам. И это будет самый эффективный способ снижения риска возникновения злокачественной опухоли и смерти от нее.

Источник: https://www.gs.by/2019/02/06/prohodila-flyuorografiyu-a-rak-nashli-na-poslednej-stadii-istoriya-minchanki-c-diagnozom-rak-legkih/

Как не пропустить рак груди?

Видно ли на флюорографии рак молочной железы

Маммологи утверждают, что рано или поздно этот страшный диагноз предстоит услышать каждой восьмой. И лучше раньше – тогда есть шанс на полное излечение: 90 – 95% больных в Iстадии и 80 – 85% во IIстадии вылечиваются.

Как не упустить начало болезни? Кто рискует заболеть? Что делать, если вы обнаружили изменения в молочной железе? На эти и многие другие вопросы подробно ответил в своей книге «Советы врача-маммолога: как сохранить грудь здоровой» крупнейший специалист в области маммологии, главный маммолог Беларуси, доктор медицинских наук, профессор Леонид Путырский (книга написана в соавторстве с сыном, также врачом-онкологом, кандидатом медицинских наук Юрием Путырским). С разрешения авторов «Комсомолка» начинает сегодня цикл публикаций о раке груди. Первый выпуск – ответы на вопросы женщин, которых пока ничего не беспокоит.

Профессор Леонид Путырский

Что надо делать, чтобы не пропустить начало болезни?

Первое – обязательно следить за состоянием своих молочных желез и убеждаться, что с ними не произошло никаких изменений. Есть золотое правило: ежемесячно через неделю после окончания менструации делать самообследование – осматривать грудь в зеркало, прощупывать ее (пальпация).

Стоит помнить, что дольчатость и неровности в груди – это норма, поскольку молочная железа состоит из протоков, долек и жировой клетчатки, она не может быть ровной и гладкой. Накануне менструации напряжение, появление уплотнений и боли в груди – также норма.

Но если эти уплотнения не исчезли до следующей менструации – срочно к врачу!

Женщина, которая регулярно занимается самообследованием, отлично знает свою грудь и может обнаружить опухоль размером 1 см и даже меньше, а это в случае рака I стадия, которая хорошо лечится.

Если в груди есть уплотнение, но оно не беспокоит, надо ли идти к врачу?

Рак на начальных стадиях вообще не беспокоит. Он начинает давать симптомы, когда прорастает в грудную клетку либо затрагивает крупные сосуды. Так что к врачу нужно идти при малейшем подозрении на уплотнение.

Уплотнение в груди – это обязательно рак?

Нет, не всякая горошина в груди – рак. Только 5 – 6% уплотнений в груди – злокачественные опухоли, остальные – доброкачественные.

Как влияет секс?

Если вы переживаете из-за отсутствия секса, то через нервную систему это может отразиться и на состоянии груди. Если относитесь спокойно, то и с грудью проблем по этой причине не возникнет.

Идеальный вариант – когда секс приносит удовольствие и разрядку. К тому же партнер по сексу сможет помочь с самообследованием груди.

В Италии, например, 80% первичного рака груди у женщин находят мужчины.

Можно ли обнаружить рак на УЗИ?

УЗИ очень помогает в диагностике кист – жидких образований. Но ультразвук не может обнаружить микрокальцинаты, которые являются ранним признаком рака и видны на маммографах. Если предпочитать только УЗИ, то две трети ранних раков могут быть пропущены.

Другое ограничение УЗИ в том, что с его помощью одномоментно можно обследовать не всю грудь сразу, а лишь маленькую ее часть. Именно поэтому УЗИ полезно в тех случаях, когда врач что-то заподозрил и нужно обследовать определенное место.

Но негативная сомограмма (которая не показывает наличие рака), как и негативная маммограмма, не является стопроцентной гарантией отсутствия рака.

Обязательно ли делать маммографию, чтобы не пропустить рак?

Маммография может помочь найти признаки рака на несколько лет (!) раньше, чем врачебный осмотр и пальпация. Однако она показана не всем. Польза от маммографии есть у женщин старше 50 лет. Именно в этом возрасте маммография уменьшает смертность от рака молочной железы. В разных странах женщины после 50 раз в год (или раз в два года) обязательно делают скрининговую маммографию.

У молодых женщин, особенно до 40 лет, ежегодная маммография такой пользы не несет. Этому есть объяснение. Молодая грудь обычно плотнее, поэтому маленькие очаги опухоли на плотном фоне на маммографе заметны хуже.

По крайней мере, каждый пятый случай рака у молодых женщин не выявляется на маммограмме. Стоит помнить и о том, что маммография – это дополнительная доза радиации, пусть и очень маленькая, а совершенно безопасной дозы радиации не существует.

В каждом случае врач решает индивидуально, нужно ли делать маммограмму.

Можно ли снизить риск заболевания?

Теоретически этого можно добиться, если помнить о причинах, вызывающих рак. Но на практике это вряд ли возможно.

Мы вынуждены дышать загрязненным воздухом, употреблять ту пищу, что продают в магазинах, испытывать нервные перегрузки, жить на постчернобыльской территории и т.д.

Совет может быть простой: попытайтесь уменьшить количество отрицательных причин, способствующих возникновению рака, ежемесячно проводите самообследование груди и регулярно показывайтесь врачу.

БУДЬ В КУРСЕ!

Что добавляет риска заболеть раком груди?

1. Возраст. 50% всех случаев рака выявляется у женщин в возрасте от 40 до 60 лет.

2. Наследственность. К счастью, лишь 5% случаев рака молочной железы передается из поколения в поколение; чаще наследуется только предрасположенность.

3. Физические травмы груди.

4. Стрессы, волнения и переживания. Они приводят нервную систему к функциональному истощению, нарушают нормальный обмен в организме. В итоге возникает предрасположенность к развитию злокачественных новообразований.

5. Питание: избыточное потребление животных жиров, высококалорийной пищи, недостаток витаминов, ожирение.

6. Детородная функция женщины: раннее, до 12 лет, начало менструаций и поздний климакс (после 53 – 55 лет), поздние первые роды (26 лет и старше) и вообще роды после 40 лет, кратковременность кормления грудью, частые аборты, воспаление придатков матки, фригидность, первичное бесплодие, нерегулярность и позднее начало половой жизни, перенесенные маститы и др.

7. Нарушение функции печени, щитовидной железы, яичников.

8. Плохое качество воды и воздуха.

9. Повышенная ионизирующая радиация. Общие диагностические процедуры, такие, как рентген грудной клетки и маммография, относительно безопасны. Менее 1% случаев рака молочной железы можно отнести на их счет.

10. Яркий свет. Увеличивается выработка мелатонина, затем эстрогенов и пролактина.

11. Дефицит витамина Д.

12. Гиподинамия. Недостаток физической активности не идет на пользу не только фигуре, но и здоровью.

Автор ждет ваших откликов и вопросов.

Источник: https://www.kp.by/daily/24574/745712

Опухоль молочных желез

Видно ли на флюорографии рак молочной железы

Опухоль молочной железы занимает главенствующую позицию по заболеваемости в современной онкологии.

Чаще всего данное заболевание прогрессирует в женских организмах 45 – 65 летнего возраста, однако в единичных случаях раковые клетки формируются и в мужских молочных железах.

На сегодняшний день рак груди можно вылечить, тем более что современная медицина со своими достижениями и открытиями не стоит на одном месте.

Опухолью молочной железы является злокачественное новообразование, которое произрастает из эпителия молочной железы одной груди или сразу обеих, склонно к стремительному росту и разрастанию в соседних тканях и лимфатических узлах. Метастазы появляются достаточно быстро, поэтому промедление с хирургическим вмешательством чревато серьезными и порой необратимыми последствиями для здоровья.

Причиной этого патологического процесса в большинстве клинических случаев становится гормональный дисбаланс, представленный нарушением гормонального фона, дисфункцией яичников и сниженной выработкой эстрогенов и прогестерона. Кроме того, опухоль молочных протоков имеет генетическую предрасположенность, то есть при заболевании взрослого поколения не исключено, что взрослеющее потомство женского пола также будет подвержено данному недугу.

Доброкачественные опухоли характерной железы, такие как фиброаденоз, фиброзно-кистозная мастопатия и внутрипротоковый папилломатоз, не способны развить раковые клетки, однако они создают самые благоприятные условия в молочной железе для их дальнейшего формирования. Так что дамы с такими не пролеченными заболеваниями, а также с одной из форм ожирения также попали в группу риска.

Среди патогенных факторов опухоли молочной железы стоит выделить негативное воздействие излучения, частое выполнение рентгена грудной клетки и флюорографии. Именно поэтому на выполнения таких методов диагностике Министерством Здравоохранения предусмотрены временные ограничения.

Прежде чем говорить о симптомах данного заболевания, требуется изучить степень прогрессирования патогенного новообразования.

Так, в медицинской практике выделяют несколько форм роста злокачественной опухоли:

  1. Узловая форма. Это самая распространенная разновидность злокачественного новообразования, а представлена плотным узелком в толще груди. Он может расти до пяти и более сантиметров в диаметре, при этом очень подвижен и легко прощупывается при пальпации. Присутствие болевого синдрома зависит от стадии прогрессирующего патологического процесса, а опухоль благополучно лечится.
  2. А вот диффузная форма, представленная псевдовоспалительной, рожистоподобной и панцирной разновидностью злокачественного новообразования, составляет особую угрозу жизни человека, поскольку достаточно стремительно прогрессирует, не имеет четких границ, сопровождается болезненностью, уплотнением в молочной железе и нарушением температурного режима. Также наблюдается визуальная деформация груди и сжатость кожных покровов, вызывающая определенную тревогу за здоровье.

Дополнительными симптомами считаются кровяные выделения из соска, уплотнение лимфатических узлов в области подмышечной впадины, втянутость и западание соска, болезненность молочных желез, а также припухлость предположительно больного места.

Однако в данной клинической картине пугает и тот факт, что ранняя стадия прогрессирующего заболевания не сопровождается тревожными симптомами, а женщина долгое время может просто не знать о преобладании в организме данного заболевания. Диагноз в большинстве клинических картин ставится уже при наличии метастазов, что весьма затрудняет успешность интенсивной схемы лечения.

Предположить присутствие проблемы женщина может самостоятельно во время очередного обследования молочных желез.

Насторожить должны любые уплотнения в области груди, которые к тому же при пальпации вызывают ощутимые болезненные ощущения.

С данной проблемой важно своевременно обратиться к специалисту, который после визуального осмотра порекомендует выполнить более детальную диагностику молочных желез.

Как правило, в данном случае обязательно требуется выполнить УЗИ молочных желез, поскольку данное клиническое обследование позволит точно определить присутствие новообразования, его расположение и характер. А вот маммографическое исследование дает более детальное представление о проблеме, поскольку помимо выявления злокачественной опухоли точно определяет присутствующие в организме метастазы.

КТ и МРТ являются всего лишь дополнительными источниками знаний, а уместны исключительно в тех спорных клинических картинах, где появляются затруднения в постановке окончательного диагноза. После подробного обследования врач выносит приговор, после чего рекомендует наиболее оптимальную схему лечения.

Как выяснилось, злокачественная опухоль молочной железы – это та патология, которую при желании и бдительном отношении к своему здоровью можно своевременно предупредить. А для этого рекомендуется придерживаться всех правил профилактики, а также регулярно выполнять самообследование указанных желез.

Каждый вечер маммологии рекомендуют самостоятельно прощупывать грудь на предмет патогенных новообразований и появления узелков. Если таковы появились, важно незамедлительно записаться на прием к специалисту.

Кроме того, рекомендуется не носить тесное белье из синтетических материалов, избегать механического и химического травмирования груди, а также своевременно пролечивать все инфекционные заболевания в женском организме. Также вред оказывает курение и алкоголь, а укрепление ослабленного иммунитета должно стать смыслом жизни. Если выполнять все эти требования, то риск заболеваемости снижается в два раза.

На сегодняшний день рак груди успешно лечится, а женщина после всего комплекса процедур вновь возвращается к своей прежней жизни. Основой интенсивной терапии, безусловно, становится операция, которая, кстати, может иметь несколько разновидностей:

  1. удаление пораженной молочной железы;
  2. удаление участка молочной железы со всеми присутствующими метастазами;
  3. удаление груди, то есть больной железы, грудных мышц и сосудов.

Как правило, такое хирургическое вмешательство дает ощутимый терапевтический эффект, однако для закрепления хорошего результата также показан курс химиотерапии, представленный приемом сильнодействующих противоопухолевых средств. Такое консервативное лечение длится, как правило, не один год, а курс «химии» повторяется на протяжении пяти последующих лет.

Цель химиотерапии – остановить прогрессирование раковых клеток и разрастание метастазов, однако добиться такого эффекта весьма затруднительно. И, тем не менее, грамотный подход специалиста в сочетании с прилежным поведением пациентки заметно продлевает жизнь последней, причем период ремиссии затягивается порой на несколько лет.

Однако важно понимать, что это заболевание – хроническое, мало того, чревато наступлением летального исхода. Поэтому пациентке приходится жить под вечным наблюдением врачей, регулярно проходить комплекс обследований, а при очередных рецидивах вновь и вновь прибегать к химиотерапии с ее сильнейшими побочными явлениями.

Источник: https://nebolet.com/bolezni/opuhol-molochnyh-zhelez.html

ЗдоровыеСоветы
Добавить комментарий